Сергей Довлатов
 VelChel.ru 
Биография
Хронология
О Довлатове
Галерея
Рисунки
Афоризмы Довлатова
Романы
  Зона
  Компромисс
  Заповедник
  Ремесло
  Наши
  Чемодан
  Иностранка
  Филиал
  Записные книжки
… Соло на ундервуде
  … Соло на IBM
Повести
Рассказы
Литература продолжается
Интервью
Статьи
Ссылки
 
Сергей Донатович Довлатов

Романы » Записные книжки » Соло на ундервуде

* * *
   Писатели Вольф с Длуголенским отправились на рыбалку.
   Сняли комнату. Пошли на озеро. Вольф поймал большого судака. Отдал его хозяйке и говорит:
   – Зажарьте нам этого судака. Поужинаем вместе.
   Так и сделали. Поужинали, выпили. Ушли в свой чулан.
   Хмурый Вольф говорит Длуголенскому:
   – У тебя есть карандаш и бумага?
   – Есть.
   – Дай.
   Вольф порисовал немного и говорит:
   – Вот сволочи! Они подали не всего судака. Смотри. Этот фрагмент был. И этот был. А этого не было. Пойду выяснять.
* * *
   Спрашиваю поэта Наймана:
   – Вы с Юрой Каценеленбогеном знакомы?
   – С Юрой Каценеленбогеном? Что-то знакомое. Имя Юра мне где-то встречалось. Определенно встречалось. Фамилию Каценеленбоген слышу впервые.
* * *
   Найман и Губин долго спорили, кто из них более одинок.
   Рейн с Вольфом чуть не подрались из-за того, кто опаснее болен. Ну, а Шигашов с Горбовским вообще перестали здороваться. Поспорили о том, кто из них менее вменяемый. То есть менее нормальный.
* * *
   – Толя, – зову я Наймана, – пойдемте в гости к Леве Друскину.
   – Не пойду, – говорит, – какой-то он советский.
   – То есть, как это советский? Вы ошибаетесь!
   – Ну, антисоветский. Какая разница.
* * *
   Звонит Найману приятельница:
   – Толечка, приходите обедать. Возьмите по дороге сардин, таких импортных, марокканских... И еще варенья какого-нибудь... Если вас, конечно, не обеспокоят эти расходы.
   – Совершенно не обеспокоят. Потому что я не куплю ни того ни другого.
* * *
   Толя и Эра Найман – изящные маленькие брюнеты. И вот они развелись. Идем мы однажды с приятелем по улице. А навстречу женщина с двумя крошечными тойтерьерами.
   – Смотрите, – говорит приятель, Толя и Эра опять вместе.
* * *
   Найман и один его знакомый смотрели телевизор. Показывали фигурное катание.
   – Любопытно, – говорит знакомый, – станут Белоусова и Протопопов в этот раз чемпионами мира?
   Найман вдруг рассердился:
   – Вы за Протопопова не беспокойтесь! Вы за себя беспокойтесь!
* * *

   Однажды были мы с женой в гостях. Заговорили о нашей дочери. О том, кого она больше напоминает. Кто-то сказал:
   – Глаза Ленины.
   И все подтвердили, что глаза Ленины.
   А Найман вдруг говорит:
   – Глаза Ленина, нос – Сталина.
* * *
   Оказались мы в районе новостроек. Стекло, бетон, однообразные дома. Я говорю Найману:
   – Уверен, что Пушкин не согласился бы жить в этом мерзком районе.
   Найман отвечает:
   – Пушкин не согласился бы жить... в этом году!
* * *
   Найман и Бродский шли по Ленинграду. Дело было ночью.
   – Интересно, где Южный Крест? – спросил вдруг Бродский.
   (Как известно, Южный Крест находится в соответствующем полушарии.)
   Найман сказал:
   – Иосиф! Откройте словарь Брокгауза и Эфрона. Найдите там букву «А». Поищите слово «Астрономия».
   Бродский ответил:
   – Вы тоже откройте словарь на букву «А». И поищите там слово «Астроумие».
* * *
   Писателя Воскобойникова обидели американские туристы. Непунктуально вроде бы себя повели. Не явились в гости. Что-то в этом роде.
   Воскобойников надулся:
   – Я, – говорит, – напишу Джону Кеннеди письмо. Мол, что это за люди, даже не позвонили.
   А Бродский ему и говорит:
   – Ты напиши «до востребования». А то Кеннеди ежедневно бегает на почту и все жалуется: «Снова от Воскобойникова ни звука!..»
* * *
   Беседовали мы как-то с Воскобойниковым по телефону.
   – Еду, – говорит, – в Разлив. Я там жилье снял на лето.
   Тогда я спросил:
   – Комнату или шалаш?
   Воскобойников от испуга трубку повесил.
* * *
   Воскобойникову дали мастерскую. Без уборной. Находилась мастерская рядом с Балтийским вокзалом. Так что Воскобойников мог использовать железнодорожный сортир. Но после двенадцати заходить туда разрешалось лишь обладателям билетов. То есть пассажирам. Тогда Воскобойников приобрел месячную карточку до ближайшей остановки. Если не ошибаюсь, до Боровой. Карточка стоила два рубля. Безобидная функция организма стоила Воскобойникову шесть копеек в день. То есть полторы-две копейки за мероприятие. Он стал, пожалуй, единственным жителем города, который мочился за деньги. Характерная для Воскобойникова история.
* * *
   Воскобойников:
   – Разве не все мы – из литобъединения Бакинского?
   – Мы, например, из гоголевской «Шинели».
* * *
   Шли выборы руководства Союза писателей в Ленинграде. В кулуарах Минчковский заметил Ефимова. Обдав его винными парами, сказал:
   – Идем голосовать?
   Пунктуальный Ефимов уточнил:
   – Идем вычеркивать друг друга.
* * *
   Володя Губин был человеком не светским.
   Он говорил:
   – До чего красивые жены у моих приятелей! У Вахтина – красавица! У Марамзина – красавица! А у Довлатова жена – это вообще что-то необыкновенное! Я таких, признаться, даже в метро не встречал!
* * *
   Художника Копеляна судили за неуплату алиментов. Дали ему последнее слово.
   Свое выступление он начал так:
   – Граждане судьи, защитники... полузащитники и нападающие!..
* * *
   У Эдика Копеляна случился тяжелый многодневный запой. Сережа Вольф начал его лечить. Вывез Копеляна за город.
   Копелян неуверенно вышел из электрички. Огляделся с тревогой. И вдруг, указывая пальцем, дико закричал:
   – Смотри, смотри – птица!
* * *
   У Валерия Грубина, аспиранта-философа, был научный руководитель. Он был недоволен тем, что Грубин употребляет в диссертации много иностранных слов. Свои научные претензии к Грубину он выразил так:
   – Да хули ты выебываешься?!
* * *
   Встретились мы как-то с Грубиным. Купили «маленькую». Зашли к одному старому приятелю. Того не оказалось дома.
   Мы выпили прямо на лестнице. Бутылку поставили в угол. Грубин, уходя, произнес:
   – Мы воздвигаем здесь этот крошечный обелиск!

Страница :    << 1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 > >
 
 
    Copyright © 2022 Великие люди - Сергей Довлатов