Сергей Довлатов
 VelChel.ru 
Биография
Хронология
О Довлатове
Галерея
Рисунки
Афоризмы Довлатова
Романы
  Зона
  Компромисс
  Заповедник
  Ремесло
  Наши
  Чемодан
  Иностранка
  Филиал
  Записные книжки
… Соло на ундервуде
  … Соло на IBM
Повести
Рассказы
Литература продолжается
Интервью
Статьи
Ссылки
 
Сергей Донатович Довлатов

Романы » Записные книжки » Соло на ундервуде

* * *
   У одного знаменитого режиссера был инфаркт. Слегка оправившись, режиссер вновь начал ухаживать за молодыми женщинами. Одна из них деликатно спросила:
   – Разве вам ЭТО можно?
   Режиссер ответил:
   – Можно... Но плавно...
* * *
   У Хрущева был верный соратник Подгорный. Когда-то он был нашим президентом. Через месяц после снятия все его забыли. Хотя формально он много лет был главой правительства.
   Впрочем, речь не об этом. В 63 году он посетил легендарный крейсер «Аврора». Долго его осматривал. Беседовал с экипажем. Оставил запись в книге почетных гостей. Написал дословно следующее:
   «Посетил боевой корабль. Произвел неизгладимое впечатление!»
* * *
   Одного нашего знакомого спросили:
   – Что ты больше любишь водку или спирт?
   Тот ответил:
   – Ой, даже не знаю. И то и другое настолько вкусно!...
* * *
   Академик Козырев сидел лет десять. Обвиняли его в попытке угнать реку Волгу. То есть буквально угнать из России – на Запад.
   Козырев потом рассказывал:
   – Я уже был тогда грамотным физиком. Поэтому, когда сформулировали обвинение, я рассмеялся. Зато, когда объявили приговор, мне было не до смеха.
* * *
   По Ленинградскому
    телевидению
    демонстрировался боксерский матч. Негр, черный как вакса, дрался с белокурым поляком. Диктор пояснил:
   – Негритянского боксера вы можете отличить по светло-голубой полоске на трусах.
* * *
   Борис Раевский сочинил повесть из дореволюционной жизни. В ней была такая фраза (речь шла о горничной):
   «... Чудесные светлые локоны выбивались из-под ее кружевного ФАРТУКА...»
* * *
   Псевдонимы: Михаил Юрьевич Вермутов, Шолохов-Алейхем.
* * *
   В Тбилиси проходила конференция на тему «Оптимизм советской литературы». Было множество выступающих. В том числе – Наровчатов, который говорил про оптимизм советской литературы. Вслед за ним поднялся на трибуну грузинский литературовед Кемоклидзе:
   – Вопрос предыдущему оратору:
   – Пожалуйста.
   – Я относительно Байрона. Он был молодой?
   – Что? – удивился Наровчатов. – Байрон? Джордж Байрон? Да, он погиб сравнительно молодым человеком. А что?
   – Ничего особенного. Еще один вопрос про Байрона. Он был красивый?
   – Кто, Байрон? Да, Байрон, как известно, обладал весьма эффектной наружностью. А что? В чем дело?
   – Да, так. Еще один вопрос. Он был зажиточный?
   – Кто, Байрон? Ну, разумеется. Он был лорд. У него был замок. Он был вполне зажиточный. И даже богатый. Это общеизвестно.
   – И последний вопрос. Он был талантливый?
   – Байрон? Джордж Байрон? Байрон – величайший поэт Англии! Я не понимаю в чем дело?!
   – Сейчас поймешь. Вот смотри. Джордж Байрон! Он был молодой, красивый, богатый и талантливый. Он был – пессимист! А ты – старый, нищий, уродливый и бездарный! И ты – оптимист!
* * *
   В Ленинграде есть комиссия по работе с молодыми авторами. Вызвали на заседание этой комиссии моего приятеля и спрашивают:
   – Как вам помочь? Что нужно сделать? Что нужно сделать в первую очередь?
   Приятель ответил грассируя:
   – В пегвую очегедь? Отгезать мосты, захватить телефон и почтамт!..
   Члены комиссии вздрогнули и переглянулись.
* * *
   Марамзин говорил:
   – Если дать рукописи Брежневу, он скажет:
   «Мне-то нравится. А вот что подумают наверху?!..»
* * *
   У меня был родственник – Аптекман. И вот он тяжело заболел. Его увозила в больницу «скорая помощь». Он сказал врачу:
   – Доктор, вы фронтовик?
   – Да, я фронтовик.
   – Могу я о чем-то спросить вас как фронтовик фронтовика?
   – Конечно.
   – Долго ли я пролежу в больнице?
   Врач ответил:
   – При благоприятном стечении обстоятельств – месяц.
   – А при неблагоприятном, – спросил Аптекман, – как я догадываюсь, значительно меньше?
* * *
   У директора Ленфильма Киселева был излюбленный собирательный образ. А именно – Дунька Распердяева. Если директор был недоволен кем-то из сотрудников Ленфильма, он говорил:
   – Ты ведешь себя как Дунька Распердяева...
   Или:
   – Монтаж плохой. Дунька Распердяева и та смонтировала бы лучше...
   Или:
   – На кого рассчитан фильм? На Дуньку Распердяеву?!..
   И так далее...
   Как-то раз на Ленфильм приехала Фурцева. Шло собрание в актовом зале. Киселев произносил речь. В этой речи были нотки самокритики. В частности, директор сказал:
   – У нас еще много пустых, бессодержательных картин. Например, «Человек ниоткуда». Можно подумать, что его снимала Дунька...
   И тут директор запнулся. В президиуме сидит министр культуры Фурцева. Звучит не очень-то прилично. Кроме всего прочего – дама. И тут вдруг – Дунька Распердяева. Звучит не очень-то прилично.
   Киселев решил смягчить формулировку. Можно подумать, что его снимала Дунька... Раздолбаева, – закончил он.
   И тут долетел из рядов чей-то бесхитростный возглас:
   – А что, товарищ Киселев, никак Дунька Распердяева замуж вышла?!
* * *
   Случилось это в Пушкинских Горах. Шел я мимо почтового отделения. Слышу женский голос – барышня разговаривает по междугородному телефону:
   – Клара! Ты меня слышишь?! Ехать не советую! Тут абсолютно нет мужиков! Многие девушки уезжают так и не отдохнув!
* * *
   Указ:
   «За успехи в деле многократного награждения товарища Брежнева орденом Ленина наградить орден Ленина – орденом Ленина!»
* * *
   Самое большое несчастье моей жизни – гибель Анны Карениной!

Страница :    << 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] > >
 
 
    Copyright © 2022 Великие люди - Сергей Довлатов