Сергей Довлатов
 VelChel.ru 
Биография
Хронология
О Довлатове
Галерея
Рисунки
Афоризмы Довлатова
Романы
Повести
Рассказы
Виноград
  Ариэль
  Игрушка
  Хочу быть сильным
  Блюз для Натэллы
  Эмигранты
  Победители
  Чирков и Берендеев
  Когда-то мы жили в горах
Литература продолжается
Интервью
Статьи
Ссылки
 
Сергей Донатович Довлатов

Рассказы » Виноград

Бригадир неторопливо отозвался:

- Это в наших силах.

Последовал вопрос:

- Сколько?

Бригадир отвел человека в сторону. Потом они спорили из-за денег. Бригадир рубил ладонью воздух. Так, будто делал из кавказца воображаемый салат. Тот хватался за голову и бегал вдоль платформы.

Наконец бригадир вернулся и говорит:

- Этому аксакалу не хватает шестнадцать тонн. Придется их нарисовать, ребятки. Мужик пока что жмется, хотя фактически он на крючке. Шестнадцать тонн - это вилы...

Мой однокурсник Зайченко спросил:

- Что значит - нарисовать?

Бригадир ответил:

- Нарисовать - это сделать фокус.

- А что значит - вилы? - поинтересовался Лебедев.

- Вилы, - сказал бригадир, - это тюрьма.

И добавил:

- Чему только их в университете обучают?!

- Не тюрьма, - радостно поправил его грузчик с бородой, - а вышка.

И затем добавил, почти ликуя:

- У него же там государственное хищение в особо крупных размерах!

Кто-то из грузчиков вставил:

- Скромнее надо быть. Расхищай, но знай меру...

Бригадир поднял руку. Затем обратился непосредственно ко мне:

- Техника простая. Наблюдай, как действуют старшие товарищи. Что называется, бери с коммунистов пример.

Мы выстроились цепочкой. Кавказец с шумом раздвинул двери пульмановского вагона. На платформу был откинут трап.

Двое залезли в пульман. Они подавали нам сбитые из реек ящики. В них были плотно уложены темно-синие гроздья.

На складе загорелась лампочка. Появилась кладовщица тетя Зина. В руках она держала пухлую тетрадь, заломленную карандашом. Голова ее была обмотана в жару тяжелой серой шалью. Дужки очков были связаны на затылке шпагатом.

Мы шли цепочкой. Ставили ящики на весы. Сооружали из них высокий штабель. Затем кладовщица фиксировала вес и говорила: «Можно уносить».

А дальше происходило вот что. Мы брали ящики с весов. Огибали подслеповатую тетю Зину. И затем снова клали ящики на весы. И снова обходили вокруг кладовщицы. Проделав это раза три или четыре, мы уносили ящики в дальний угол склада.

Не прошло и двадцати минут, как бригадир сказал:

- Две тонны есть...

Кавказец изредка заглядывал в дверной проем. Широко улыбаясь, он наблюдал за происходящим. Затем опять прогуливался вдоль стены, напевая:

Я подару вам хризантему
И мою пэрвую любов...

Час спустя бригадир объявил:

- Кончай работу!

Мы вышли из холодильника. Бала раскрыл пачку «Казбека». Бригадир сказал ему:

- Восемь тонн нарисовано. А теперь поговорим о любви. Так сколько?

- Я же сказал - четыреста.

- Обижаешь, дорогой!

- Я сказал - четыреста.

- Ладно, - усмехнулся бригадир, - посмотрим. Там видно будет...


Затем он вдруг подошел ко мне. Посмотрел на меня и спрашивает:

- Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины?

- Что такое? - не понял я.

- Сделай мне, - говорит, - такую любезность. Напомни содержание «Войны и мира». Буквально в двух словах.

Тут я вконец растерялся. Все кругом сумасшедшие. Какой-то непрекращающийся странный бред...

- В чем дело? - спрашиваю уже более резко. - Что такое?

Бригадир вдруг понизил голос:

- Доцент Мануйлов Виктор Андроникович жив еще?

- Жив, - отвечаю, - а что?

- А Макогоненко Георгий Пантелеймонович жив?

- Естественно.

Страница :    << 1 2 [3] 4 5 > >
 
 
    Copyright © 2017 Великие люди - Сергей Довлатов